02:31 

Требуется консультация

L.C.Felix
Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Уважаемые макИдонцы, картина "Доверие Александра врачу Филиппу", запощенная ниже как заказ для меня - это какой-то известный сюжет или просто фантазия художника?
Известно ли, что за болезнь была у Александра (или это ранение?) - и существовал ли на самом деле врач Филипп?
Если "нет и неизвестно", это не проблема, а если да - хотелось бы знать.

@темы: Конкурс, Живопись, Александр Македонский

Комментарии
2009-11-11 в 06:39 

Стучу в небеса и слушаю отзвуки
После битвы с персами при реке Граник, Александр направляется в Малую Азию, где полководец Дария Мемнон, пытается завлечь его вглубь и отрезать от моря. Но Александр не поддается ему и завоевывает малоазиатские и финикийские города, чем отрезает Персию от моря и лишает флота. Покорив Малую Азию Александр, направляется в Сирию. В городе Тарсе, Александр опасно заболел, искупавшись разгоряченным и потным в холодных водах реки Кидн. Находящийся при нем греческий врач Филипп предложил ему сильно действующее питье. Александр в то время получил от Пармениона письмо, в котором тот советовал не доверяться врачу, будто бы подкупленному персами. Когда Филипп принес больному приготовленное лекарство, Александр подал ему письмо Пармениона и, смотря в лицо читавшего, спокойно выпил лекарство. Вскоре он выздоровел. При городе Исс Дарий Кодоман снова преградил ему путь, собрав огромное войско. Тут Дарий был опять разбит; весь его богатый лагерь, мать, жена и дети достались македонцам.

2009-11-11 в 12:42 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Огромное спасибо. :)

2009-11-11 в 21:42 

Змииной мудрости расчёт
L.Crassus
Да, Филипп - реальное лицо, старый семейный доктор Аргеадов :)

Вот что говорят источники:

Арриан:
(7) Александр, по словам Аристобула, заболел от усталости; другие рассказывают, что он весь в поту, разгоряченный, кинулся в реку Кидн, желая поплавать и охладиться. Кидн протекает по середине города; начало ему дают ключи на горе Тавр, течет он по местности чистой, и вода в нем холодна и чиста. (8) У Александра начались судороги, сильный жар и непрерывная бессонница. Все врачи считали, что он не выживет, кроме Филиппа акарнанца. Этот врач находился при Александре, пользовался полным доверием во всем, что касалось. врачебного дела, и вообще о нем шла в войске добрая слава. Он решил дать Александру слабительного; тот велел дать. (9) Филипп стал приготовлять лекарство в чаше, и в это время Александру передали письмо от Пармениона, в котором тот советовал Александру остерегаться Филиппа: он слышал, будто Дарий подкупил его, чтобы он отравил Александра. Прочитав письмо и еще держа его в руке, он взял чашу с лекарством, а письмо дал прочитать Филиппу. (10) Александр пил, а Филипп в это время читал письмо Пармениона. Сразу стало ясно, что Филипп спокоен за свое лекарство. Письмо не испугало его; он только посоветовал Александру слушаться его и в дальнейшем: если он будет слушаться, то выздоровеет. (11) Александра прочистило; болезнь его прошла; Филиппу он доказал, что он ему верный друг; окружающие увидели, что по отношению к своим друзьям он недоступен подозрениям и смело смотрит в глаза смерти.

Курций:
1. Река Кидн, о которой уже было сказано, протекает посредине города. Тогда было летнее время, и солнечный жар раскалял Киликию больше, чем какую-нибудь другую страну, и наступило самое жар-кое время дня.
2. Прозрачные воды реки соблазнили царя, покрытого потом и пылью, выкупаться, чтобы обмыть свое разгоряченное тело. Сняв одежду на виду у войска, полагая, что будет пристойно показать своим вои-нам, как мало нужно ему для ухода за своим телом, он вошел в реку. 3. Но едва он вступил в воду, как его члены, охваченные дрожью, начали цепенеть, затем он побледнел, и жизненное тепло почти поки-нуло тело. 4. Слуги подхватили его на руки, полуживого и почти потерявшего сознание, отнесли в ша-тер. 5. В лагере распространилось беспокойство и почти уже траур; со слезами все скорбели о том, что славнейший царь всех времен и преданий в самом расцвете успеха и славы был поражен не врагом, не в сражении, но вырван из их рядов смертью тогда, когда омывал водой свое тело. 6. Победителем ока-жется Дарий, еще не видевший своего врага. А им, воинам, придется завоевывать снова те земли, где они уже раз прошли с победой и где все уничтожено ими же или врагами. В бесплодной пустыне их будут терзать голод и нужда, даже если никто не захочет их преследовать. 7. Кто будет руководить ими в обратном походе? Кто осмелится занять место Александра? Даже если они доберутся в своем бегстве до Геллеспонта, кто приготовит флот для переправы? 8. Затем их скорбь снова обратилась к царю, и, забыв о себе, они начали печалиться, что такой гений, к тому же их царь и товарищ по оружию вырван из их рядов в расцвете юности.
9. Между тем царь стал дышать свободнее, открыл глаза и по мере того, как сознание возвращалось к нему, стал узнавать окружавших его друзей. Ослабление его болезни проявилось уже и в том, что он осознал величину несчастья. 10. Но душевная боль вновь отняла у него силы, когда ему сообщили, что Дарий будет в Киликии на 5-й день. Александр жаловался, что он с головой выдан Дарию, и что из рук его вырвана славная победа, и сам он поражен мрачной и бесславной смертью в своей палатке. 11. Итак, созвав своих друзей и врачей, он сказал: “Вы видите, при каких обстоятельствах поразила меня судьба. Мне кажется, что я слышу звон вражеского оружия, а сам, начав эту войну, не могу в ней уча-ствовать. 12. Значит, Дарий, когда писал столь надменное письмо, определил мою судьбу. Но этого не будет, если я буду лечиться, как сам хочу. 13. Мое положение не допускает медленно действующих средств и осторожных врачей: для меня лучше сразу умереть, нежели поправиться слишком поздно. Поэтому если у врачей есть возможность и уменье, то пусть они знают, что мне нужно средство не для спасения жизни, а для продолжения войны”. 14. Это пылкое безрассудство царя внушило всем боль-шое беспокойство. И каждый в отдельности начал уговаривать его не увеличивать опасности поспешностью, но подчиниться воле врачей. 15. У войска, мол, есть основания опасаться неиспытанных лекарств, ибо враг может даже среди его близких подкупить кого-нибудь, чтобы погубить его. 16. Действительно, Дарий объявил, что всякому, кто умертвит Александра, он даст тысячу талантов. Поэтому полагали, что никто не осмелится применить лекарство, которое может показаться подозрительным из-за своей новизны.
ГЛАВА 6
1. Среди знаменитых врачей, следовавших за Александром из Македонии, был акарнянин Филипп, особенно преданный царю. Он был другом и хранителем здоровья царя с его детских лет и особенно любил его не только как своего царя, но и как своего воспитанника. 2. Он обещал дать лекарство не столь быстро, сколь сильно действующее и ослабить болезнь целебным питьем. Его обещание не по-нравилось никому, кроме того, кому предназначалось, из-за опасности. 3. Ведь царь согласен был пре-терпеть что угодно, кроме затяжной болезни: оружие и армия были у него перед глазами, и он считал, что победа зависит ют его возможности занять место перед знаменами. Он тяготился тем, что по пред-писанию врача должен был выпить лекарство лишь через три дня.
4. В это время царь получил от самого верного из своих царедворцев, Пармениона, письмо с предупре-ждением не доверять своего здоровья Филиппу, которого подкупил Дарий тысячей талантов и обеща-нием выдать за него свою сестру. 5. Это письмо наполнило душу Александра великим беспокойством, и тайно от других он взвешивал в уме страх и надежду. 6. “Решиться ли мне принять лекарство? Ведь если в него положен яд, то окажется, что я заслужил случившееся. Заподозрить ли преданность врача? Допустить ли, чтобы я был убит в своей палатке? Все же лучше умереть от преступления другого, чем от собственного страха”. 7. После долгих размышлений он, не сообщив никому содержания письма, запечатал его своим перстнем и спрятал под подушку, на которой лежал. 8. По истечении двух дней таких раздумий забрезжил день, назначенный врачом, и Филипп вошел, держа в руках чашу, в которой развел лекарство. 9. Увидев его, Александр, приподнявшись на постели и держа письмо Пармениона в левой руке, взял чашу и бесстрашно выпил лекарство. Затем он приказал Филиппу прочесть письмо, а сам не отрывал от его глаз, думая, что заметит признаки виновности в выражении его лица. 10. Но Фи-липп, прочитав письмо, выказал больше негодования, чем страха, и, бросив перед постелью письмо и плащ, сказал: “О царь, мое дыхание всегда зависело от тебя, но теперь я убедился, что оно выходит из твоих свято почитаемых уст. 11. Обвинение в убийстве, направленное против меня, будет опровергнуто твоим выздоровлением, спасенный мною, ты дашь мне жизнь. Прошу и заклинаю тебя, отбрось свой страх, позволь лекарству проникнуть в твои вены, облегчи на некоторое время душу, которую твои друзья, несомненно преданные, но слишком осторожные, смущают неуместной заботливостью”. 12. Эти слова не только успокоили царя, но придали ему радостную надежду. Он сказал: “О, Филипп, если бы боги предоставили тебе испытать мои чувства наиболее угодным тебе способом, ты мог бы избрать и другой путь, но ты не мог даже пожелать более верного способа, чем тот, который ты применил. 13. Прочитав это письмо, я все же выпил приготовленное тобою лекарство и теперь верю, что ты беспокоишься о своей верности не меньше, чем о моем здоровье”. Сказав это, он протянул Филиппу правую руку. 14. Но сила напитка была столь велика, что последующие события как будто подтвердили обвинение Пармениона: дыхание царя стало прерывистым и затрудненным. Но Филипп не упустил ни одного средства: он применил горячие припарки, возбуждал бесчувственного ароматом то пищи, то вина. 15. Как только он замечал, что Александр пришел в себя, он не переставал напоминать ему то о матери и сестрах, то о приближающейся великой победе. 16. Когда же лекарство растеклось по венам и его целительная сила стала ощущаться во всем теле, сначала дух, а затем и тело Александра обрели прежнюю силу даже быстрее, чем ожидалось; ведь уже через три дня, проведенные в таком состоянии, он появился перед солдатами. 17. Все войско приняло Филиппа с таким чувством, как самого царя; каждый жал ему руку и благодарил его, как посланного богом.

2009-11-11 в 21:43 

Змииной мудрости расчёт
Плутарх:
XIX. УЗНАВ о длительном пребывании Александра в Киликии, Дарий счел это призна-ком трусости, что еще больше ободрило его. В действительности же причиной за-держки была болезнь царя, вызванная по мнению одних переутомлением, а по мнению других - простудою после купания в ледяной воде реки Кидна. Никто из вра-чей не решался лечить Александра, считая, что опасность слишком велика и что ее нельзя одолеть никаким лекарством; в случае неудачи врачи боялись навлечь на се-бя обвинения и гнев македонян. Один только Филипп, акарнанец, видя тяжелое со-стояние больного, поставил дружбу превыше всего и счел преступным не разделить опасность с Александром и не исчерпать - пусть даже с риском для себя - все средства. Он приготовил лекарство и убедил царя оставить все сомнения и выпить его, если он желает восстановить свои силы для продолжения войны. В это самое время находившийся в лагере македонян Парменион послал царю письмо, советуя ему остерегаться Филиппа, так как Дарий будто бы посулил врачу большие подарки и ру-ку своей дочери и тем склонил его к убийству Александра. Царь прочитал письмо и, не показав его никому из друзей, положил себе под подушку. В установленный час Филипп в сопровождении друзей царя вошел к нему, неся чашу с лекарством. Алек-сандр передал ему письмо, а сам без колебаний доверчиво взял у него из рук ле-карство. Это было удивительное, достойное созерцания зрелище. В то время как Фи-липп читал письмо, Александр пил лекарство, затем оба одновременно взглянули друг на друга, но несходно было их поведение: на ясном, открытом лице Александра отражалось благоволение и доверие к Филиппу, между тем как врач, возмущенный клеветой, то воздымал руки к небу и призывал богов в свидетели, то, бросаясь к ложу царя, умолял его мужаться и доверять ему. Лекарство сначала очень сильно подействовало на Александра и как бы загнало вглубь его телесные силы: утратив дар речи, больной впал в беспамятство и едва подавал признаки жизни. Вскоре, од-нако, Александр был приведен Филиппом в чувство, быстро окреп и, наконец, поя-вился перед македонянами, уныние которых не прекращалось, пока они не увидели царя.

Диодор:
Вскоре после этого он тяжко заболел и, жестоко страдая, созвал врачей. (5) Никто не брался его лечить, и только Филипп, акарнанец родом, заявил, что он будет действовать решительно и быстро и своим лекарством изгонит болезнь. (6) Царь радостно его выслушал, так как ему сообщили, что Дарий с войском уже выступил из Вавилона. Врач дал ему выпить лекарство — в помощь пришли природа больного и удача, Александр сразу выздоровел. После такого неожиданного избавления от гибели он почтил врача великими почестями и принял его в число самых дорогих друзей.

Юстин:
3) Когда он пришел в Тарс, то был очарован красотой реки Кидн, протекающей через середину города; сбросив вооружение, весь в пыли и в поту, он бросился в ледя¬ную воду. (4). От этого все жилы его сразу так свело, что он лишился голоса и не было надежды не только вылечить его, но хотя бы оттянуть угрозу конца. (5) Из врачей один только нашелся, по имени Филипп, который обещал дать лекарство. Но именно относительно его было высказано подозрение в Письме Пармениона, присланном накануне из Каппадокии. (6) Парменион, еще не зная о болезни Александра, писал, что надо остерегаться врача Филиппа, как человека, подкупленно¬го Дарием за огромную сумму денег. (7) Однако Александр подумал, что лучше вверить себя врачу сомнительной честно¬сти, чем несомненно погибнуть от болезни. (8) Поэтому он, взяв кубок, передал врачу письмо и все время, пока пил ле¬карство, пристально смотрел на лицо читающего. (9) Когда Александр заметил, что Филипп совершенно спокоен, он обод¬рился и на четвертый день уже был здоров.

Итак, болезнь Александра.
Первоначально в воде с ним приключилась острая сосудистая недостаточность: резкий спазм от воздействия ледяной воды. Последовавшую за тем болезнь большинство историков считают пневмонией. Судороги, вероятно, были следствием высокой температуры. Вообще удивительно, что при таком тяжелом течении болезни Александра сумели выходить при тогдашнем уровне медицины.

2009-11-11 в 21:55 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
КаМея , огромное спасибо. Но с кем слэш-то хотите?

Ну, Плутарх и Курций, как всегда, там свечку держали. :-D "По свидетельству очевидца Иловайского..."

2009-11-11 в 22:04 

Змииной мудрости расчёт
L.Crassus
Но с кем слэш-то хотите?
Все равно. Можно и без слэша, пусть просто болеет. Думаю, ему не до любви было...

2009-11-11 в 22:08 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
То есть, Вам важно, чтоб в фике полежал-пострадал от болезни? :)

2009-11-11 в 22:16 

Змииной мудрости расчёт
L.Crassus
Так это предусмотрено самой темой рассказа :)

2009-11-11 в 22:34 

L.C.Felix
Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
КаМея , в том и дело. Я просто пытаюсь выяснить, что происходит там помимо страданий.

2009-11-11 в 23:14 

Змииной мудрости расчёт
L.Crassus
Для меня главное именно эпизод на картине - доверие Алекса к своему лейб-медику. Об их отношениях известно немного - то, что я выше выкладывала, так что простор для фантазии велик. А что еще будет в рассказе - как именно АМ болел, кого он любил до/после болезни - это на Ваше усмотрение.

2009-11-11 в 23:21 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Да, я понял, спасибо. Я просто старался изобрести какой-либо сюжет. Не вижу смысла пересказывать Плутарха, Курция и всех прочих.

2009-11-11 в 23:48 

Змииной мудрости расчёт
Да ведь там (кроме Курция) особо нечего пересказывать - скупое изложение событий, и всё. Готовый скелет для рассказа. А если его обрастить подробностями - как раз будет полноценный рассказ. Против любых авторских вольностей также не возражаю.

2009-11-12 в 00:23 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Для меня подобные "скелеты" - что-то вроде костылей для здорового. Мне обязательно нужно найти то, что МЕНЯ интересует в этой истории. Может, какая-то подробность или характер... не знаю пока.

2009-11-12 в 00:45 

Змииной мудрости расчёт
Ясно, нужна зацепка.
Мне не обязателен именно случай в Тарсе, пойдет любая ситуация, хоть реальная, хоть вымышленная. Главное, чтоб доверие было.
Да пребудут с Вами Музы :yes:

2009-11-12 в 13:35 

Железнорожденный, а буквы знает... Целых пять.(с)Стерх
Вполне подойдет и случай в Тарсе, главное - да, зацепка.
Спасибо, будем думать. :) Задача облегчается тем, что другую свою заявку я уже придумал...

   

Симпосий

главная